Schriftsteller Hugo Wormsbecher

Sterben darf man nicht,
aber so weiter zu leben, ist es auch unmöglich

Appell an den Präsidenten Russlands
über die Wiederherstellung der Staatlichkeit auch für Russlanddeutsche


                          Bild von Nikolaus Rode

Гуго Вормсбехер

Умереть нельзя,
а жить так дальше невозможно

(Обращение к Президенту России
о восстановлении государственности российских немцев)

Содержание: о наказании народа за хорошую работу, о предложении выкапывать снаряды вместо восстановления автономии, о неприступности «вертикали власти» для обращений наверх, о жупеле «национальных квартир» и судьбе народов-бомжей, о сращении подрядных интересов и административного ресурса в «нацполитике», о «работающих немцами» доверенных лицах Президента, а также предложения по решению вопроса российских немцев к предстоящему 75-летию их депортации.

       Владимир Владимирович, позвольте в духе «Народного фронта» - прямой линии к пульсу страны, обратить Ваше внимание на одну давнюю проблему. Не критики окаянной ради, а пользы страны для.

       Вашим (??) указом от 31 января с.г. внесены изменения в указ Б. Ельцина от 21 февраля 1992 г., исключающие из него слова о восстановлении государственности российских немцев. Это вызвало острейшую реакцию у российских немцев как в России (по переписи 400 тысяч, по самооценке под миллион), так и в Германии (около 3 млн). Реакция более чем понятная: ведь мы единственный народ, который до сих пор не реабилитирован.

       60 лет назад другим репрессированным народам восстановили их автономии, нам нет. Причина: и тогда, и позже регионы, куда немцы были превентивно, по давно признанным «огульными» обвинениям, выселены в начале войны, категорически не хотели лишиться этих немцев, потому что они «хорошо работали». Мы несколько раз были близки к цели: и в 1965 г., после первых двух делегаций в Москву; и в 1991 г., после принятия Закона РCФСР «О реабилитации репрессированных народов»; и после встречи 7 мая 1991 г. с Президентом СССР М.С. Горбачевым, где было принято долгожданное решение. Но 8 января 1992 г. президент РФ Б.Н. Ельцин поехал в нашу бывшую республику и, после теплого приема местной властью, сделал на организованном для него митинге «ответственное заявление»: «Никакой автономии не–бу–дет!». И вместо нее предложил российским немцам селиться на военном полигоне: «И пусть эту землю, которая снарядами начинена, пусть они ее, значит, обрабатывают. И Германия поможет».

       Такого оскорбления нам еще не наносили. Поднявшаяся цунами выезда вынесла из страны 2,5 млн. так недальновидно хорошо работавших немцев; только экономический ущерб составил около 100 млрд. долл. - на порядок выше, чем требовалось для реабилитации. Тогда-то и появился дезавуирующий «ответственное заявление» указ, куда сегодня внесены изменения. В нем предусматривалось «осуществить неотложные меры по реабилитации и поэтапному восстановлению государственности российских немцев в составе Российской Федерации». И в качестве первого этапа «считать целесообразным образовать: немецкий национальный округ на территории Волгоградской области, немецкий национальный район на территории Саратовской области».

       Эти неотложные меры, как видим, подзатянулись: и сегодня, через 24 года, нет ни округа, ни района. Но российские немцы – и оставшиеся в стране, и выехавшие, «чтобы хоть дети остались немцами», - понимали: не только сам «гарант Конституции» нуждается в неотложных мерах, но и страна, так что ей пока не до реабилитаций. И шаг за шагом, вместе с возрождением страны (не без Вашего вклада! спасибо!) возрождались опять и их надежды. Чему способствовали и Ваши слова о необходимости такого устройства страны, чтобы каждый народ, каждый человек в ней мог чувствовать себя дома; и постепенное возрождение национальной политики, пусть пока еще и слишком в виде плацебо «мониторинга»; и создание Федерального нацагентства с почти уже министерским штатом, т.е. потенциально дееспособного; и особенно Ваш указ о реабилитации репрессированных народов Крыма. Казалось: еще немного, еще чуть-чуть…

       И вот «изменения». «Владимир Путин окончательно лишил российских немцев права на восстановление государственности внутри Российской Федерации», сообщило достаточно официальное интернет-издание. И действительно: как иначе воспринимать эти изменения? Ведь если указ Б.Н. Ельцина означал в свое время дезавуирование его же «ответственного заявления» о том, что «никакой автономии не будет», то внесенные теперь в него изменения дезавуируют уже этот указ, т.е. возвращают нас к «ответственному заявлению»?

       Это сильнейший удар по всем нашим давним надеждам, и он вызвал очередной стон боли и отчаяния. Пусть не такой, на грани разрыва сердца, как указ 1941 года о депортации; не такой, как указ 1948 года о том, что мы «переселены навечно»; не такой, как отказ делегациям 1965 года потому, что «немцы хорошо работают» (для реабилитации надо хуже работать?); и не такой, как предложение выкапывать снаряды вместо восстановления автономии, - видимо, сказывается эмоциональная усталость, - но в том же ряду.

       И вместе с этой болью и отчаянием одних, горькой всегдашней провидческой «правотой» других («А чего вы еще хотели?!»), и новых попыток убедить российских немцев, что им «от этой России» иного и ждать нечего, - вместе с этим активное неверие: этого не может быть! Ведь это противоречит всему, что уже делается! Это противоречит интересам России, которые так отстаивает Президент! Это противоречит внутренней и внешней политике России под высоким флагом справедливости и уважения к правам стран и народов, которую проводит Президент!..

       Владимир Владимирович, позвольте ввести в оборот информацию, которая уже много лет не может пробиться к Вам по такой крутой для нее вертикали власти. Это информация о сегодняшнем состоянии «вопроса российских немцев» и о том, как оно целенаправленно формировалось, - т.е. некий анамнез их жизни и проблем от долгого неоказания им политической помощи как народу. Без этого просто не понять, что и почему происходит и во что еще может вылиться.

***

       Как известно, после принятия Закона «О реабилитации репрессированных народов», по которому должны были восстановить, наконец, и АССР немцев Поволжья, между Россией и Германией был подписан Протокол о сотрудничестве в поэтапном восстановлении государственности российских немцев и была создана Российско-Германская Межправительственная комиссия для его реализации. По Протоколу Россия брала на себя обязательство восстановить государственность, а Германия – оказать ей в этом разностороннюю помощь. Согласование планов работы и проходило на заседаниях Комиссии.

       Россия тогда (начало 1990-х) была в таком положении, что не всегда могла оплатить даже проезд своих членов Комиссии на заседания. Германия это понимала и помогала. А еще помогала продовольствием, лекарствами, пекарнями, передвижными мясо- и сырзаводами, жилыми контейнерами, строительством поселков в Поволжье и Сибири. Позже встал нелегкий вопрос и о российском финансовом участии в совместной работе. Выход российские чиновники нашли оригинальный: с германской помощи России начали взимать налог, и часть его направлялась затем как вклад России в общее дело. Понятно, щедроты не от хорошей жизни. Еще позже был создан фонд «Российские немцы» и даже принята Президентская Федеральная целевая программа с бюджетной поддержкой.

       Пока из истории известно, что испортить людей очень может квартирный вопрос. Сегодня есть основания допустить, что еще больше их может испортить рынок. Во всяком случае, начавшееся финансирование «российских немцев», да еще из Германии, вызвало небывалый интерес к участию в их реабилитации на всех уровнях - от федерального до известной деревни Гадюкино, и во всех регионах - от Калининграда до Чукотки. Постепенно складывалась инфраструктура «реабилитации» и подбирались кадры, которые «решают всё». Но почему-то всё реже и у этих кадров, и на заседаниях Комиссии, звучали теперь слова «восстановление государственности», а все чаще слово «проекты»: проекты в сфере культуры, языка, социальной помощи и фестивали, концерты, семинары. И все больше в инфраструктуре были востребованы уже не общественные организации и их лидеры, еще ставившие вопрос о реабилитации, а подрядные структуры и «менеджеры».

       И еще одна особенность: почему-то деньги на «проекты» теперь все чаще давались тем, а со временем только тем, кто соглашался не поднимать больше вопрос о восстановлении государственности. И это понятно: ведь «новым российским немцам» разных национальностей было более чем ясно, что если будет восстановлена государственность, то народу уже не нужна будет помощь со стороны, не нужны будут и ее распределители, а значит, все они лишатся кормушки. Отсюда и их вывод: чтобы кормушка кормила дольше, нужно, чтобы как можно дольше не было государственности, но при этом чтобы не снимался вопрос о реабилитации, под которую можно выбивать средства «для многострадального народа» как из российской, так и из германской стороны.

       Тогда в стране было не только не до нацполитики, и такие подходы оказались очень востребованы. Вспомним: был закрыт Миннац, который Вы когда-то верно назвали главным министерством для многонациональной страны; а «гарант Конституции», подписавший ранее Закон «О реабилитации репрессированных народов» (благодаря чему во многом и стал «гарантом»), теперь надолго положил на него свой мораторий. Благодаря взаимному интересу и произошло тесное сращение подрядного бизнеса и «административного ресурса»: ведь обоим нужен был процесс, а не результат. В общем, «реабилитация» российских немцев была надолго превращена в подрядный, карьерный и политический бизнес.

       Из истории также известно, что бизнес, получив рычаги воздействия на власть, становится политической силой. В нацполитике по российским немцам бизнес в виде подряда стал, и остается, определяющей силой: иначе трудно объяснить происходящее. Вопрос лишь в том, остается потому, что и сегодня власть не может указать подряду на его место, или потому, что эта его роль по-прежнему остро востребована?

       Предварительные итоги таковы. Первая ФЦП была выполнена за 10 лет на 4-5%, вторая вообще была закрыта через несколько лет. Чтобы установить несколько иные итоги у «менеджеров», в т.ч. в освоении германской помощи (около 1 млрд. евро за годы «восстановления государственности»), вроде еще нет калькуляторов неадминистративной арифметики.

       Не менее впечатляющими оказались и перемены в движении российских немцев за реабилитацию: разными методами было прекращено существование всех федеральных организаций, выступавших за нее; с подлогом документов и при откровенной поддержке «административного ресурса» был проведен рейдерский захват Федеральной НКА подрядной организацией; региональные и местные структуры давно перешли от «политической болтовни» к идейно выдержанной «практической работе» над проектами под контролем «менеджеров» или полностью отключены от любой поддержки, если еще помнят слово «реабилитация»; и даже в Межправкомиссии уже много лет нет ни одного сторонника реабилитации своего народа…

       Уж потерпите, Владимир Владимирович, но еще одна немаловажная деталь. Все обращения и отдельных активистов, и организаций российских немцев разного уровня по этим вопросам «наверх», в том числе к Вам, имеют результатом в лучшем случае стандартный ответ, что «факты не подтвердились», а успехи небывалые, «что подтверждают и широкие отклики с мест»; в худшем – административные меры. Так за последние 20 лет прошла тщательная зачистка национального движения российских немцев. Его организации полностью выключены из государственной, политической и общественной жизни страны и заменены везде одной, полностью управляемой подрядной организацией под названием «Международный союз немецкой культуры», который одновременно и «общественная организация».

       Именно этому «союзу» был обеспечен рейдерский захват Немецкой ФНКА, куда при ее создании почти 20 лет назад вошли практически все общественные организации российских немцев, кроме… «союза». Теперь его председатель, Г.Г. Мартенс, сделан еще и президентом ФНКА, и т.о. главным и единственным представителем российских немцев как перед российскими, так и перед германскими властями. И т.к. его первым заместителем в его высоких должностях является его супруга, то все государственные по своему значению вопросы реабилитации российских немцев давно сведены к семейному бизнесу на трагедии народа - с противодействием исполнению нужных законов и стремлением «актуализировать» их, т.е. внести в них изменения, снимающие угрозу этому бизнесу и на будущее. Как видим, первая «актуализация» удалась.

       И если еще учесть, что, как не раз уже отмечалось, сегодняшний «главный российский немец» вообще-то не только по целям и интересам, но и по своей ментальности далековат от российских немцев и, по его собственному признанию, у них лишь «работает немцем», - то естественно встает вопрос: как такое вообще может быть?

       Секрет, оказывается, и прост, и эффективен (еще немного терпения, Владимир Владимирович – ведь мы еще не то терпим уже 75 лет!): Г.Г. Мартенсу было оказано содействие не только в том, чтобы занять высшие посты в структурах, оставшихся от когда-то сильного и конструктивного движения российских немцев. И не только в том, чтобы именно через него оценивались, утверждались и финансировались, в т.ч. из Германии, проекты для его семейной «системы самоорганизации российских немцев», ставшей действенным инструментом повышения у них «общегражданской идентичности» вместо идентичности национальной. Он сделан еще и главным российским немцем в Российско-Германской Межправкомиссии по российским немцам, в Совете по делам национальностей при Президенте РФ, и вдобавок ко всему - доверенным лицом Президента РФ. Ну кто же осмелится даже подумать, что какие-то нехорошие факты против такого всезаслуженно-вседоверенного лица могут найти хоть какое-то подтверждение!

       Между тем «работающий немцем», озабоченный лишь своими проектами, давно сам воспринимается как подзатянувшийся спецпроект. Жизнь, задачи ушли вперед, и его функции как инструмента разовой когда-то востребованности вроде давно неактуальны, и он сегодня своим присутствием лишь дискредитирует всех, от российских немцев до любой высокой аудитории, куда еще имеет явно просроченный допуск: ведь о любой власти судят не только по ее делам, но и по ее «доверенным лицам».

       Или это уже новый проект? Кому же тогда нужно так дискредитировать власть в глазах нескольких миллионов российских немцев СНГ и Германии? Из которых многие искренне не могут принять изменения в указе как действительно Ваши, Владимир Владимирович, и видят в них лишь торжество тех, кто так давно и так прибыльно паразитирует на проблеме российских немцев? И кто так давно хочет избавиться от их простых вопросов: почему через 24 года после принятия Закона «О реабилитации репрессированных народов» российские немцы неизмеримо дальше от своей реабилитации, чем были до него? И почему Межправкомиссия через 24 года после своего создания обсуждает вместо задач восстановления их государственности все больше проекты для одной подрядной организации? (Совпадение сроков здесь со сроками ударного невыполнения «неотложных мер» из указа Б.Н. Ельцина – конечно же, чистейшая случайность).

       Примечательно и то, что единственный положительный отклик на изменения в указе появился именно на интернет-портале «работающих немцами». Оказывается, «внесение Президентом России Владимиром Путиным изменений в Указ 1992 года» стало первым шагом на пути восстановления исторической функции российских немцев – быть прочным мостом дружбы между Россией и Германией, и создания условий для национального развития немецкого народа. Вот так!

       И там же комментарий: «Этот указ – не случайное решение, – считает профессор Российской академии госслужбы при президенте РФ Татьяна Иларионова. – Он обозначает новый этап развития национальной политики России, связанный с развитием национально-культурных автономий. Позиция президента: новые национально-территориальные образования в России избыточны». (Невольно возникает вопрос: а старые еще нет?).

       Так народу компетентно, от «академии госслужбы при президенте РФ», разъяснена и стратегичность «изменений», и избирательная излишность национально-территориальных образований «в России» для ее немцев.

       Изменения в указе еще больше усугубили ситуацию. В самом деле: для чего они были сделаны? Ведь указ о создании национального округа и района и так успешно не выполнялся 24 года, и чтобы не выполнять его и дальше, изменений не требовалось. И чтобы выполнить - тоже: что мешает и сегодня создать округ и район? Остается одно: требовалось изменить название Межправкомиссии, точнее - ее задачи: чтобы она уже официально, «по закону», занималась не «поэтапным восстановлением государственности российских немцев», а просто приседала «по вопросам российских немцев», еще точнее – под флагом этих вопросов. И - без российских немцев. Чтобы не мешали рассматривать на высоком международном уровне, какие проекты нужны семейной «самоорганизации» на очередные 24 года.

       И для этих мелочных нечистоплотных задач нужно было изменять указ? И защитить их подписью Президента? И вызвать очередной протест народа? И недоверие к власти как в 1992 году?..

       Ситуацию не смогло пока изменить и создание Федерального агентства по делам национальностей. (Или оно как раз и стало для опытных подрядчиков инструментом этих изменений?). Да и могло ли: ведь «главные российские немцы» для него все те же, проверенные и доверенные. А песни и танцы на германские деньги агитбригад «работающих немцами» убедительно показывают новому руководству Агентства, что «веселится и ликует весь народ». И значит, верной дорогой идут подрядные вожди: туда, куда ведут добрые намерения двух высоких, забывших про народ, сторон - в частную «самоорганизацию» вместо такой лишней для народа государственности.

       При этом, Владимир Владимирович, на все обращения к Вам по этим вопросам авторы получают ответ именно от тех, чьи действия вынуждают искать поддержки у Вас. Уверен, и мое (не первое) обращение к Вам не сможет выскочить из этого бобслейного желоба. Ведь к творчеству российских немцев, не только эпистолярному, всегда было особое внимание. Причина? – очень уж «острая тема»: желание справедливости и для российских немцев. Так что и мне, и многим моим коллегам-авторам, в том числе по обращениям «наверх», не привыкать: уже 75 лет мы в этой «острой теме» - выкапываем снаряды прошлого, чтобы у нашего народа было будущее.

       Но неужели это и сегодня такая опасная для страны тема, что требует исправить указ 25-летней давности и вызвать новую острую реакцию народа? И вызвать новые вопросы: будут ли теперь внесены изменения и в те документы, которые Россия приняла в своей суверенной демократической колыбели в пример уходящему СССР, как нужно было решать нацвопрос? В тот же Закон «О реабилитации репрессированных народов», касающийся уже не только российских немцев? И будут ли восстановлены теперь и все репрессивные акты как отмененные на стадии влажных пеленок?

       И будут ли внесены соответствующие изменения и в российско-германский Протокол о поэтапном восстановлении государственности российских немцев? И согласится ли с этим германская сторона, забыв о высоком мотиве своей тогдашней готовности к сотрудничеству: помочь исправить последствия Второй мировой войны, так сказавшейся на судьбе российских немцев? И вспомнит ли она о своем когда-то «нордическом характере» и о национальном принципе: «Ein Mann – ein Wort!»? И согласится ли она с односторонне (или опять только без российских немцев?) внесенными изменениями? Или теперь на заседаниях Межправкомиссии каждая из сторон будет заседать под своим названием – одна под прежним, другая под новым? И говорить о разных задачах: прежних общих и новых – лишь для «работающих немцами»?..

       Владимир Владимирович, народ безмерно устал быть наказанным только за то, что он хорошо работал. Народ не может принять созданную для него ситуацию, когда умереть нельзя - потомки не простят, а жить так дальше невозможно. Народ хочет быть, наконец, опять равноправным с другими народами страны. Хочет тоже быть реабилитированным, как 60 лет назад другие репрессированные народы. И ему тоже нужен свой дом: не чтобы изолироваться от других, а чтобы тоже иметь нормальные условия для достойной жизни и будущего. А что значит не иметь своего дома, он познал сполна - судите сами.

       Так, еще при Советской власти, по данным на 1982 год у российских немцев издавалось на 1 человека газет в 13 раз меньше, чем у киргизов, в 30 раз чем у латышей, в 41 раз чем у эстонцев; журналов соответственно в 330, 1330 и 900 раз; художественной литературы в 100, 160 и 320 раз. С 1941 года у народа не было (и нет до сих пор!) ни одной национальной школы, ни одного вуза; на 1991 год уровень высшего образования у них был в 3 раза ниже, чем у русских, и в 4 раза чем у узбеков (до войны они были на одном из первых мест в СССР). Уже 75 лет народ не имеет возможности проживать вместе, распылен по всей стране (теперь и по разным странам), лишен экономической базы для решения собственными силами элементарных вопросов. У него нет ни одного издательства, ни одной национальной газеты или журнала, ни одного культурного учреждения, театра, музея. Он полностью выключен из государственной и общественной жизни страны, ни на одном уровне власти у него нет ни одного своего представителя. Более того: сегодня вместо них везде и всюду только «работающие немцами»…

       Давно раздаются призывы покончить с «национальными квартирами». Но: кому и зачем в России (или это извне?) хочется такого же будущего и для других народов страны? И: задумывается ли хоть кто-то из новых реформаторов о том, к чему в многонациональной стране приведет такое обомжение народов? Или потому и предлагают, что знают? И: российские немцы - лишь пилотный проект по отработке такой операции?

       Ликвидация «национальных квартир» предлагается как необходимое условие сближения и единения народов страны. Но с каких пор наша цель - не содружество развитых благополучных народов, а бездомная безродная кочующая рабочая сила? Ведь путь к сближению народов лежит не через их насильственную ассимиляцию, как и не через уничтожение «лишних» и «других»; и не через подавление национальных культур и самобытности – бесценного богатства всего человечества. Путь к единству лежит через всё большее наполнение жизни людей и народов общими целями, заботами, ценностями, знаниями и достижениями культуры – не вместо национальной, а на ее базе. Что будет вызывать в каждом не сопротивление, а тягу к вхождению во все более широко открывающийся перед ним мир – не через утрату индивидуальных и национальных ценностей, а вместе с ними как своим вкладом в этот мир. Что обеспечит и бесконфликтность сближения людей и народов, и глубинную, «на клеточном уровне», потребность в нем.

***

       В духе «Народного фронта» - не ограничиваться только озвучением проблемы, а предлагать и пути ее решения. Мы их предложили давно: и на тот случай, если на Волге светлое будущее для местного населения все еще, как 25 лет назад, определяет местная партхозэлита: «Лучше СПИД, чем Немецкая автономия!»; и с учетом рыночной экономики на дворе тоже. Мы исходим не из буквы, а из духа Закона «О реабилитации репрессированных народов», и главным видим в нашей реабилитации создание условий, позволяющих иметь будущее как народу. А для этого нужно немного: компактное проживание (не обязательно всех в одном месте); экономическая база (для решения социальных и национально-культурных задач собственными силами); права и возможности наравне с другими народами.

       Мы исходим из того, что сегодня наш вопрос является для страны национальным только по форме, по содержанию же он в основном экономический. Отсюда и решать его можно по-новому, а именно: как экономический проект. Для этого: составить «градообразующий» пакет экономических задач, актуальных для страны, включая в сельском хозяйстве; провести среди федеральных округов (не дискриминируя Поволжье) конкурс на оптимальную территориальную привязку проекта; и привлечь для его реализации в основном российских немцев. И в процессе этой реализации все нужные условия будут созданы «автоматически»: экономическая база, инфраструктура соцкультбыта и главное - совместное проживание. Останется только придать новому территориально-экономическому образованию должный статус.

       Проект несомненно заинтересует бизнес, в т.ч. европейский. Проект привлечет и российских немцев из других стран СНГ, а также часть выехавших в Германию. Проект можно экономически и внешнеполитически серьезно усилить объявлением нового «Екатерининского (Путинского) призыва» европейцев в Россию: ведь только из Германии в год уезжает до 160 тысяч коренных граждан в поисках применения своих знаний и способностей; в России европейцы наверняка смогут помочь решить гораздо более серьезные задачи, чем трудовая миграция из Средней Азии. Проект несомненно вызовет широкий международный резонанс, показав, что Россия, выступая за справедливость по отношению к другим народам, решает и запущенные вопросы восстановления справедливости по отношению к своим.

      Таким образом, проект предстает экономически, демографически, внутри- и внешнеполитически исключительно рентабельным для России и конкретного ее региона.

***

        Владимир Владимирович, в этом 2016-м году исполняется 75 лет Указу Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года о выселении немцев Поволжья. Было бы хорошо и в этот Указ внести небольшие изменения, а именно: заменить его словами, удаленными ныне из другого указа. Чтобы он звучал примерно так:

       «В связи с истечением срока моратория на Закон «О реабилитации репрессированных народов», восстановить государственность российских немцев в соответствии с положениями этого Закона.

       Правительству Российской Федерации с участием российских немцев из стран их проживания в месячный срок подготовить к решению вопросы, связанные с полной реабилитацией российских немцев».

       Полагаю, такой указ поддержат единым вздохом облегчения и 316 полков не доживших до него трудармейцев – наших отцов и матерей, которые под конвоем, за колючей проволокой, все годы войны приближали Победу своим трудовым подвигом со смертностью выше фронтовой, и которые уже не смогли принять участие в трагически прекрасной всероссийской демонстрации «Бессмертный полк». Поддержат его и более 30 полков солдат и офицеров советских немцев, сражавшихся с гитлеровцами в первые месяцы войны, оскорбительно снятых с фронта «по национальному признаку» и с сорванными погонами отправленных в ту же трудармию. Этот указ без сомнения поддержит и пока безымянный советский немец, о котором Вы – спасибо! - еще помните: командир отряда, в котором воевал Ваш отец.

       Этот указ поддержат и не известные до сих пор тысячи и тысячи обреченных немецких малолетних детей, оставшихся после призыва всех их родных от 15 до 55 лет в трудармию в глухих деревнях Сибири и аулах Казахстана без родителей, без средств к существованию, без знания русского языка. Детей, которые если выживали, то часто благодаря заботе тысяч русских и казахских женщин, оказавшихся почти в таких же условиях со своими детьми без мужей, воевавших на фронте с немцами.

        Полагаю, этот указ поддержат все наследники Великой Победы - общей Победы наших отцов и матерей общей когда-то нашей великой страны. И в первую очередь его поддержит народ российских немцев: ведь он получит наконец не только справедливое признание, но и, как коллективный ветеран войны, давно положенный ему дом.

       Наверняка этот указ осмелятся поддержать и редкие российские немцы из Вашего окружения, если Вы намекнете им, что служить своей стране и своему народу – это не две исключающие друг друга задачи, а одна, неразделимая.

       И убежден: под таким указом Ваша подпись уже ни у кого не вызовет сомнений. И не только в отечественных, но и в мировых СМИ появятся публикации уже под заголовком: «Путин снова дал российским немцам будущее!». Публикации, не очень желательные там для политических элит – ведь нехорошо, когда о России хорошо! - но вполне желательные для народов.

       С верой в то, что надежды ушедших и живых поколений российских немцев, не оправдавшиеся ни при одном из прежних руководителей страны, действительно наконец оправдаются, -

Гуго Вормсбехер
        Москва                                            2 марта 2016 г.

Об авторе: Вормсбехер Гуго Густавович, 1938, АССР НП, в 3 года - депортация в Сибирь. Работал токарем, электриком, учителем, журналистом, в Госкомнаце РФ. В движении за реабилитацию российских немцев с 1963 г., участник первых двух делегаций в 1965 г., занимал должности: сопредседатель Всесоюзного общества «Возрождение», председатель Союза немцев СССР (позже Международный союз российских немцев), вице-президент Федеральной НКА, член Государственной комиссии СССР по проблемам советских немцев и Российско-Германской Межправительственной комиссии по восстановлению государственности российских немцев. Член Союза писателей СССР с 1988 г.

Amazon